В воскресенье по телеку был хоккей: наша сборная вполне ожидаемо обыграла финнов, не показав, однако, особо фееричной игры. От этого сильно клонило в сон, что бы хоть как-то взбодриться (тем более, что основных источников энергии дома не было: младшая с мамкой были на детском утреннике, старший – репетировал что-то важное со своим хором) достал из холодильника последнюю бутылку чешского пива, которое как-то на днях купил на пробу. Пиво в общем-то было так себе, но так или иначе именно с него началась подготовка к мероприятию, намеченному на вечер: а именно посещение концерта René Marie. Впрочем на тот момент, я представления не имел, выступление какого именно исполнителя меня ожидает, наметившись сходить туда: во-первых за компанию, во-вторых, с тайной целью получить возможность всячески поносить джаз, не получая в ответ контраргумент из серии “ни разу не слышал, а говоришь”. Идти было решено вчетвером, предварительно встретившись где-нибудь, где наливают, ибо без этого на любой концерт идти как-то не очень, а на джаз так по-моему в обще нереально. Правда плану не суждено было осуществиться: сначала из-за неотложных дел откололся один человек и нас осталось трое, причем двое из них (все кроме меня) ну никак не успевали подъехать заранее. Xiola адски задерживалась на детском утреннике, Захар Сергеич погряз в предновогоднем шоппинге… Оценив обстановку, поняв что если не принять решительных мер, то на концерт придется идти совсем не подготовленным, я отработанным движением достал из холодильника початую “Столичную”, налил в свою чайную кружку (почему-то это показалось в тот момент мне особенно прикольным) где-то стакан огненной воды, достал громадный маринованный огурец из трехлитровой банки made in КБР, сварганил в микроволновке пару горячих бутербродов и переместился как обычно за комп, где, просматривая социалки, по очереди (1) водка, 2) огурец, 3) бутеры) переместил все это к себе в желудок. На душе заметно похорошело, а время уже начинало поджимать. Быстро собравшись, умудрился прям на лету перехватить свою благоверную, в обществе которой уже отправился на встречу с Захарием. На “Павелецкой” было холодно, выкурили по Mild Seven, дали одну штуку бомжу, встретили Захара и в приподнятом настроении побежали в направлении Дома Музыки. Знакомство (лично я в качестве зрителя там был впервые, хотя неоднократно заходил туда с “черного хода” в качестве родителя артиста) с этой концертной площадкой начали, конечно же, с буфета. Xiola настоятельно рекомендовала нам много не пить, закончив свою мысль строгим “по 100 грамм и все!”, и это, конечно же, был именно тот случай, когда слово женщины было нами воспринято, как закон. Сказано по 100, значит надо заказывать по 100, и никаких по 50, как мы изначально собирались! В экспресс-режиме, влив в себя по дозе “Арарата” мы отравились в зрительный зал. Народу собралось прилично, хотя свободных мест было предостаточно. Публика самых разных половозрастных категорий. Помимо того, что нам пришлось рассесться как театре (что мне как завсегдатаю отвязных танцполов было не очень прилично), концерт начался не с “разогрева” в лице каких-нить начинающих отечественных джазистов, а с выступления седого конферансье, которые аля-канал-культура рассказал нам про исполнительницу, про то как она в 40 с лишним лет вдруг занялась музыкой и как добилось всяческих респектов и признаний в джазовом коммьюнити.

Главная героиня шоу с самого начала поразила публику своими вокальными данными, исполнив первую композицию без всякого аккомпанемента, но затем на сцену стали выходить музыканты. Особое внимание привлек конечно же барабанщик, могучие дрэды которого навели Захария на мысль, что он наверняка помимо джаза стучит еще что-нибудь альтернативное. Когда мужчины, хорошенько взялись за дело, начав выжимать из рояля, контрабаса и драмсов довольно энергичные звуковые полотна, мне осталось только констатировать, что наконец-таки “пошло рубилово” и пожалеть о том, что мы сидим в зале с органом, а не в каком-нибудь прокуренном клубе, где можно было бы под энергичные песни вылезти на сцены, повыкидывать всякие коленца, потрясти башкой и т.п., а под медленное и романтичное – развалиться на диванчике с чем-нибудь типа Джека Дэниэлса, закурить сигаретку… Пока же приходилось просто отбивать такт правой ногой и широко улыбаться глядя как музыканты выдают характерные джазовые соляки. Xiola иногда пыталась меня одергивать в духе “не хорошо так ржать” – я правда, никаких звуков сам не издавал, но видать выражение лица было у меня соответствующим. Первое отделение закончилось как-то очень быстро. Имею в виду, не по времени, а по восприятию: было реально интересно, скучать не приходилось. Антракт ознаменовался еще одним заходом “по 100 грамм” в буфет. В результате, в начале второго отделения я вдруг обнаружил, что на сцене творится какой-то бардак – народу стало явно больше и они почему-то мешают друг-другу. Детально изучив открывшуюся картину, понял, что количество музыкантов удвоилось за счет чуть менее четко видных близнецов с точно таким же инструментами… и вот тут-то сразу вспомнилось, про мои -1 на правом глазу… поочередное закрытие то одного то другого глаза окончательно убедило, что состав джаз-банды остался тем же, а вот с фокусировкой зрения что-то не совсем так. Какое-то время ушло на то, чтобы приспособиться видеть все таким, какое оно и должно быть, но в прочем, удовольствия от музыки это не портило, а скорее даже наоборот – раскрепощенное состояние души способствовало усвояемости столь чужеродного аудиопродукта. В конце зал рукоплескал, я по привычке заодно показывал “козу”. Вечер плавно перетек в чешскую пивную на другой стороне садового. Мы с Захаром пили “резаное”, закусывая свиными ушами и еще чем-то “к пиву”, Хiola окончательно перешла с коньяка на кофе: “завтра за руль” и т.п. Как обычно, много курили, обсуждали медиабизнес и незаконные способы заработка в сети. По домам пошли, тогда когда закончилось очередное пиво и сигареты на фоне грустной мысли “утром – на работу”. По дороге очень хотелось петь, на ум почему-то упорно лезла вот эта песня:

Cмысл этого клипа я как-раз наконуне пытался постичь, но бесупешно, однако сентенция “Холодні губи твої, ні.” очень удачно подходило под это небольшое путешествие с любимой женщиной по замороженной Москве в предвкушении совсем не холодных развлечений на сон грядущий… Правда фантазиям не удалось осуществиться: центральное отопления после мороза + пиво, водка, коньяк сделали свое обычное дело – вечер закончился неожиданно: будильник возвестил о том, что пора уже вставать и собираться на работу… вставать с отдельно стоящего дивана… Ну с другой стороны – хорошего понемножку: вчера был джаз, сегодня, надеюсь, будет все остальное.

Share on TwitterShare on MyspaceShare via email